Клікніть, щоб перейти на головну сторінку Клікніть, щоб перейти на головну сторінку Клікніть, щоб перейти на головну сторінку
1
Головна сторінкаКарта сайтуДопомога 30 листопада 2021 Українська3English

\
\
\
\
\
\
№ 42(210) «Судебно-юридическая газета». Исполнительный долг 26.11.2013 Друкувати

Состояние исполнения решений в Украине по-прежнему остается неудовлетворительным. К такому выводу пришли участники парламентских слушаний по этому вопросу, прошедших в мае с. г. По мнению представителей судебной власти, решение проблемы может заключаться в переводе исполнительной службы в судебную администрацию с предоставлением судьям возможности контролировать исполнение их решений, как это было до 1999 г. Представители исполнительной власти настаивают на том, что выполнение судебных решений должно производиться частными лицами по модели, принятой во многих европейских государствах.

Законодатель же подошел к вопросу иначе. Поскольку в Украине по-прежнему остается внушительным количество исполнительных производств, должниками по которым являются государственные органы, государственный и местные бюджеты или бюджетные учреждения, был принят Закон №583-VII, согласно которому исполнительные документы по решениям судов о взыскании денежных средств с указанных должников будут направляться непосредственно в Госказначейство. А вот государственные исполнители с июля этого года, в соответствии с приказом Министерства юстиции №1538/5,получили доступ к Реестру прав собственности на недвижимое имущество, Единому реестру запретов отчуждения объектов недвижимого имущества и Государственному реестру ипотек. Повлияют ли эти законодательные изменения на эффективность исполнения судебных решений, выясняла «Судебно-юридическая газета».

По итогам реформирования, которое произошло еще два года назад, Государственная исполнительная служба была признана отдельным институционным органом исполнительной власти в системе Министерстве юстиции. Однако на сегодня по-прежнему актуальными остаются вопросы организации работы органов ГИС в части введения четкой иерархии, а также процессуальные вопросы деятельности государственных исполнителей.

Исходя из зарубежного опыта, можно отметить, что структура органов принудительного исполнения судебных решений колеблется от строго структурированной вертикали исполнительных органов до системы, состоящей из нескольких звеньев, не связанных друг с другом. Например, в некоторых странах существуют раздельные системы исполнения решений в пользу частных лиц и в пользу государства. Такая же модель может быть внедрена в украинской ГИС, особенно учитывая то, что в Украине количество исполнительных производств в пользу государства составляет приблизительно 50% от всех исполнительных производств.

 

Поиск альтернатив

Отметим, что за перевод ГИС «под крыло» судов выступают сами судьи. Эта позиция была доминирующей на парламентских слушаниях 22 мая с. г., посвященных состоянию исполнения судебных решений в Украине.

Аргументируют свою позицию судьи тем, что во время, когда ГИС пребывала в составе судебной системы (Прим. ред.: до вступления в силу Закона «О государственной исполнительной службе» №202/98-ВР от 1998 г.), количество исполненных судебных решений достигало 100%. Во многом это объяснялось тем, что судья, который рассматривал дело, отвечал за фактическое выполнение принятого им решения, утверждал основные процессуальные действия судебного исполнителя и документы исполнительного производства. Деятельность судебного исполнителя находилась тогда под тройным контролем со стороны закрепленного за ним судьи, старшего судебного исполнителя и председателя суда. Дело нельзя было передать в архив суда до тех пор, пока в нем отсутствовал исполнительный документ с отметкой о фактическом исполнении решения.

Также на столь высокие показатели влияло и вознаграждение в 5% от взысканного имущества, которое причиталось исполнителю. Однако самым главным фактором результативности исполнения судебных решений являлось то, что собственность в СССР (а речь идет именно об этом времени) была в основном государственная, сокрыть имущество не было практически никакой возможности, а за нежелание работать (или же тунеядство) наказывали в уголовном порядке. Таким образом, выполнять свои функции исполнителю было куда проще. Исходя же из сегодняшних реалий, перевод ГИС в судебную систему, скорее всего, никак не повлияет на сложившуюся «исполнительную» ситуацию.

Анализируя же возможность перевода ГИС в частную плоскость, можно привести пример Франции, где действуют всего лишь 90 (!) частных судебных исполнителей. Причем сами они финансово заинтересованы в том, что бы эта цифра оставалась неизменной. Таким образом, во Франции быть исполнителем не только выгодно, но и престижно.

Исполнитель без полномочий?

Для сравнения, в Украине сегодня работают около 7 тыс. государственных исполнителей, и около 1 тыс. таких должностей остаются вакантными. Ежегодно на рассмотрение госисполнителей поступает от 8 до 9,5 млн исполнительных производств, или же более 1 тыс. производств на одного исполнителя. При этом заработная плата такого сотрудника не достигает и 1500 грн независимо от количества распределенных ему производств.

Не радует и процессуальная сторона «исполнительной» деятельности. Помимо того, что исполнитель практически не наделен рычагами для поиска имущества должника, законодатель также не оказывает ему должной поддержки. Согласно действующему законодательству, именно должнику предоставляются все возможные механизмы защиты своих интересов, что делает положение должника более выгодным.

К слову, в Российской Федерации к воспитанию должников подошли радикально - им запретили выезд за границу государства. А вот в развитых европейских странах в таких жестких мерах вообще нет необходимости - там культура общественного и гражданского оборота значительно выше, и должники предпочитают расплачиваться с долгами, а не подключать к судебному разбирательству армию защитников, как это принято в Украине. Правда, здесь следует оговориться, что и истцы у нас не всегда отличаются финансовой чистоплотностью, особенно когда речь идет о взыскании кредитной задолженности, так что в некоторых случаях защита должника вполне себя оправдывает. Тем не менее, это не облегчает работу исполнителя, особенно, учитывая два таких весомых фактора, как:

- внутриведомственный контроль, который осуществляется путем подписи руководителя на исполнительных документах, что неким образом лишает исполнителя самостоятельности в принятии процессуальных решений;

- восприятие исполнителя как лица, «выколачивающего» деньги из должника, хотя на самом деле он должен не столько принуждать, сколько действовать как опекун, в силу закона восполняющий недостаток воли должника на выполнение им своих обязательств.

 

Казначейство в помощь

Для ГИС сложившаяся ситуация не является безнадежной. C недавнего времени, согласно приказу Минюста №1538/5 «Об урегулировании доступа к реестрам информационной системы Министерства юстиции Украины», государственные исполнители во время принудительного исполнения судебных решений получили доступ к Реестру прав собственности на недвижимое имущество, Единому реестру запретов отчуждения объектов недвижимого имущества и Государственному реестру ипотек. А 19 сентября 2013 г. Президент Украины подписал Закон №583-VII «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно исполнения судебных решений», определяющий категории решений, подлежащих исполнению Государственной казначейской службой Украины.

Согласно названному закону, исполнительные документы по решениям судов о взыскании денежных средств или вступившим в законную силу решениям, должниками по которым являются государственные органы, государственные и местные бюджеты или бюджетные учреждения, изданным или принятым до вступления в силу Закона №583-VII, направляются в орган государственной исполнительной службы в течение 6 месяцев со дня, следующего за днем публикации закона. Если решение суда о взыскании денежных средств или исполнительные документы по этим решениям не были поданы в указанный срок, это не является основанием для отказа в исполнении данного судебного решения.

Задолженность будет погашаться в следующей очередности:

- в первую очередь погашаются задолженности по решениям суда в отношении пенсионных и социальных выплат, о взыскании алиментов, возмещении убытков и вреда, причиненных в результате преступления или административного правонарушения, увечья или иного повреждения здоровья, а также в связи с потерей кормильца;

- во вторую очередь погашаются задолженности по решениям суда, связанным с трудовыми правоотношениями;

- в третью очередь погашаются задолженности по всем другим решениям суда.

Бюджетные ассигнования на погашение задолженности определяются Законом о Государственном бюджете Украины на соответствующий год. Как сообщил «Судебно-юридической газете» директор департамента контроля за исполнением решений, рассмотрением обращений граждан и юридических лиц ГИС Андрей Соломко, соответствующая бюджетная программа уже была предусмотрена в Госбюджете на текущий год.

Также Закон №583-VII обязывает правительство обеспечить проведение инвентаризации задолженности по выплатам по решениям судов, выполнение которых гарантируется государством, принятых до вступления в силу Законна №583-VII, в течение года с момента его вступления в силу. Нормативные акты КМУ должны быть приведены в соответствие с Законом №583-VII в течение 3 месяцев.

 

КОММЕНТАРИЙ:

Председатель Высшего хозяйственного суда Украины Виктор Татьков

- Причины неудовлетворительного состояния исполнения судебных решений так или иначе связаны с проблемами в деятельности всех трех ветвей государственной власти. Главной же системной проблемой, по моему глубокому убеждению, является отсутствие непосредственной связи между принятием судебного решения и его исполнением. Эта связь была утрачена после ликвидации должностей судебных исполнителей при общих судах и создания отдельной исполнительной службы в системе органов исполнительной власти. Понятно, что сделано это было с учетом рекомендаций соответствующих европейских институтов с целью устранения характерных для судов функций по обеспечению выполнения собственных решений. Однако практика, сложившаяся в Украине, свидетельствует о нецелесообразности полного отделения исполнительной службы от судебной системы, что определенным образом негативно повлияло на эффективность системы исполнительного производства и в значительной мере нивелировало фундаментальный принцип осуществления правосудия - принцип обязательности судебного решения.

« Повернутись до всіх матеріалів групи