Клікніть, щоб перейти на головну сторінку Клікніть, щоб перейти на головну сторінку Клікніть, щоб перейти на головну сторінку
1
Головна сторінкаКарта сайтуДопомога 30 листопада 2021 Українська3English

\
\
\
\
\
\
№22 (858) "Юридическая практика" Светлана Тарасова. (Интервью). «Содержать действующие суды всегда дешевле, чем их реорганизовывать», — председатель ВХСУ Богдан Львов 10.06.2014 Друкувати

Первой иллюстрацией того, как работают законодательные механизмы, направленные на восстановление доверия к судебной системе, стал новый порядок назначения судей на административные должности. По итогам проведения собраний судей в обителях Фемиды руководящее звено судебной системы существенно изменилось, главные кадровые преобразования произошли и в высших судебных инстанциях. О предложенных законодателем механизмах, оптимизации работы судей и аппарата судов, проблемах, с которыми сталкивается сегодня хозяйственная юрисдикция, и перспективе их решения рассказал новоназначенный председатель Высшего хозяйственного суда Украины Богдан Львов.

- Богдан Юрьевич, сейчас очень актуален вопрос восстановления доверия общества к судебной системе. Что, по вашему мнению, должны предпринять для этого председатели судов и судьи?

- Я бы не разделял в данном вопросе председателей судов от судей, поскольку роль председателей в соответствии с действующим законодательством стала достаточно формальной. Основная их задача на сегодня - максимально качественно осуществлять свою работу, и результаты этой работы делать максимально доступными любым желающим, то есть посетителям суда, сторонам процесса и общественности, если ей будут интересны именно результаты. А в целом судьи сами ориентированы на максимально высокий результат собственного труда.

 

- Насколько предложенные законодательные механизмы восстановления доверия к судебной системе сработают? Ожидается ли обжалование со стороны судей, к которым такой механизм был применен?

- Если говорить об обжаловании соответствующих решений, то они не исключены. В этом законе, безусловно, существует ряд положительных моментов, которые воспринимаются даже иностранными экспертами. К сожалению, в обществе сформировалась негативная оценка судов, и, возможно, с целью избежать каких-либо глобальных потрясений механизм досрочных перевыборов руководства судов непосредственно судьями сегодня востребован, поскольку ситуация достаточно сложная. Что касается небесспорных механизмов, безусловно, создание каких-либо органов, не предусмотренных Конституцией Украины, действующим законодательством, - достаточно проблемный вопрос как с точки зрения права, так и с точки зрения независимости судей и их ответственности. Но законодатель большей частью учел возможный конфликт и постарался несколько сгладить коллизии. Очевидно, что тот, кто останется недоволен, имеет право обратиться в суд. Собственно, такое право имеет любой гражданин в любом вопросе. Главное, чтобы процесс был открытым, и тогда у общественности вопросов не останется.

 

- Недавно вы озвучили позицию относительно оптимизации количества судей и аппарата суда в хозяйственной юрисдикции. В чем она будет заключаться и каков механизм ее реализации?

- Механизм всегда существовал в вопросе как увеличения численности, так и уменьшения. Сейчас мы пытаемся просчитать динамику изменения судебной нагрузки применительно к численности судей и, возможно, с учетом подведомственности споров. То есть когда хозяйственные суды отдали значительную часть споров административным судам, нагрузка значительно снизилась, и это дало основания для снижения численности судей. Если сейчас, а мы на это надеемся, произойдет упорядочивание подведомственности споров, возможно, часть дел, переданных искусственно, возвратится, и тогда численность должна быть скорректирована в соответствии с увеличением. То есть этот вопрос в стадии решения. Но это всего лишь наше видение.

Что мы действительно откорректировали - это работу аппарата суда, надеемся в июне новый формат утвердить на собрании судей, и, может быть, уже с 1 июля он начнет действовать. В частности, предложено реформировать ряд отделов, среди которых - отдел помощников судей. То есть помощник, непосредственно работающий с судьей и отвечающий за судебную работу, подчинен также начальнику отдела. Сейчас же мы предлагаем аппарат судьи, предусматривающий, что помощник и секретарь работают непосредственно с судьей, которых их и контролирует, и наполняет их трудовой день, а дополнительный контролер в этом вопросе не нужен. То есть мы постарались развернуть аппарат лицом к реализации основной задачи суда - к правосудию, исключив вспомогательные должности в различных структурах, которые не способствовали реализации предназначения суда.

 

- Возвращаясь к вопросу о подсудности, прокомментируйте, какие дела были переданы искусственно?

- На мой взгляд, наиболее яркий пример - это споры, связанные с интеллектуальной собственностью, которые еще в XIX веке всем миром были признаны вопросами частной собственности, поэтому не должны рассматриваться административными судами, в основе юрисдикции которых лежит наличие публичности.

Второй же составляющей, из-за чего стимулируется обращение юридических и физических лиц в административную юрисдикцию, является несоразмерность судебного сбора. Так, если судебный сбор при подаче исковых заявлений по одним и тем же вопросам в хозяйственный суд в десятки раз больше, чем в административный, то сомневающейся человек, безусловно, для решения спора попытается обратиться в административный суд. Мне кажется, здесь в свое время законодатель слегка поспешил, отделив границы размера судебного сбора между административной и хозяйственной юрисдикциями. В хозяйственной юрисдикции это стало действенным препятствием для доступа к правосудию именно в системе хозяйственных судов.

 

- Сегодня строительство нового здания Высшего хозяйственного и Высшего административного судов Украины, за распределение средств которых отвечает ВХСУ, ознаменовалось множеством скандалов. В чем именно заключаются основные обвинения в адрес ВХСУ? Действительно ли есть насущная необходимость в новом задании?

- В сегодняшних реалиях даже о насущной необходимости сложно говорить, поскольку отсутствует возможность. Поэтому строительство объективно будет остановлено. Как мне представляется, в первую очередь это был не вполне удачный проект с точки зрения его подачи обществу, то есть изначально не были объяснены причины необходимости подобного строительства.

К примеру, мы не можем, особенно в этом кабинете, жаловаться, что нам катастрофически не хватает помещений, но есть другие комнаты, темные, без солнечного света, где нет возможности проветривания, специалисты работают по три-пять человек в помещениях площадью восемь-девять квадратных метров. И на этом фоне наш блестящий фронтон с шикарными колоннами и даже атриум с деревьями в кадушках эту проблему не решают. Но вместе с тем наши условия можно назвать почти идеальными. Апелляционный суд своего помещения вообще не имеет, а часть помещений первой инстанции находятся в аварийном состоянии. Поэтому вопрос: нужны ли помещения или нет, а в данном случае необходимо ли строительство, несколько риторический.

Финансовая возможность для строительства сейчас у государства отсутствует. И если такая возможность появится и мы вернемся к этой теме, я допускаю, что необходимо будет именно этот проект сделать достоянием гласности и пересмотреть его с точки зрения минимизации, то есть исключить какие-либо излишества и обосновать стоимость работ.

 

- Как вы относитесь к предложению о ликвидации специализированных судов и собственно всей системы хозяйственных судов в процессе конституционной реформы? Какие шаги предпринимаете для ее сохранения?

- Уже наше общение с вами я считаю тоже шагом, пусть и не большим, но в этом направлении.

Что касается количества звеньев, я уверен: законодатель разберется. В мире нет идеальной системы. Дело в том, что вопрос специализации не оспаривается, речь идет о создании в судах четырех палат. Но тут есть маленький нюанс: не нужно в каждом районном суде создавать хозяйственную палату, поскольку смысл районного суда - обеспечить доступ граждан к правосудию, чтобы человек, у которого есть небольшая личная проблема, не ехал в суд на большие расстояния. В то же время хозяйственные субъекты гораздо более подвижны, чем единичные граждане, но не везде встречается такая проблематика споров, и в каждом районе держать специалиста - это роскошь, поскольку такой специалист либо дисквалифицируется, не имея соответствующей практики, и перестанет быть специалистом, либо переедет туда, где будет востребован. Поэтому существующая система хозяйственной юрисдикции как раз и учитывает и административно-территориальное деление Украины, и субъектный состав участников процесса, и места интенсивности споров и сосредоточения большего количества дел определенной направленности.

Что касается реформы, безусловно, легче всего показать реформу путем структурных преобразований. В действительности они никоим образом не связаны неразрывно с качеством, а нас в первую очередь все-таки должно волновать качество. Передавать помещения, строить, уничтожать, переводить, набирать, увольнять судей - все это связано с финансами. Содержать суды дешевле, чем их реорганизовывать. И если судебная система работает, если она эффективна, если к ней нет претензий со стороны участников процесса, нужно ли ее ликвидировать? Мне кажется, вопрос риторический.

 

- Какой рецепт обеспечения гарантий независимости судей вы могли бы предложить законодателям?

- Мне хотелось бы не ограничиваться рецептом или обращением к законодателю, а адресовать его всем лицам, которые занимаются внесением предложений по нормотворчеству. Я надеюсь, что у законодателя хватит мудрости выслушать и тех, кто работает в судах - судей и работников аппарата, и тех, кто работает с судами, то есть представителей юридической общественности, которая в качестве сторон имеет свое видение. И только в результате обобщения практического опыта многих людей следует прийти к определенным выводам, не монополизируя свои выводы, особенно не имея практики в таких вопросах, то есть не нужно торопиться.

К сожалению, даже разговоры о реформе, каких-либо изменениях, сокращении, ликвидации по своей сути деструктивны и дезориентируют. Это не только применимый к судам вопрос, это общее явление. Поэтому если мы не хотим ухудшать качество работы, надо с начала хорошо подумать, обсудить, выслушать всех заинтересованных сторон, а потом принимать решение. Я надеюсь, что у Украины мудрости на это должно хватить.

 

 

« Повернутись до всіх матеріалів групи